Каталог

О происхождении клеветников

О происхождении клеветников
Когда всесильный Магадэва из ничего создал прекрасный мир, он спустился на землю, чтобы полюбоваться делом рук своих. В тени густых лиан, на ложе из цветов, он увидел человека, который ласкал свою прекрасную подругу, и спросил его:
- Доволен ты тем, что я создал для твоего счастья? Лазурью неба и блеском моря, бледными лилиями и яркими розами, и тихим благоуханным ветерком, который веет ароматом цветов и, как опахало, тихо колышет над тобою стройные пальмы в то время, как ты отдаешься восторгам любви с прекрасной подругой твоей?

Но человек с удивлением посмотрел на него и дерзко ответил:
- Кто ты? Какое дело тебе до того, доволен или недоволен я тем, что существует? И почему я должен отвечать тебе?

Сказал Магадэва:
- Я тот, которому ты обязан всем, что существует, и даже тем, что существуешь ты сам. Я тот, кто создал лазурное небо, блеск моря, кто щедрой рукой рассыпал цветы по полям и лугам, кто зажег звезды в небесах, кто создал прекрасные пальмы и обвил их лианами. Я тот, кто повелел быть солнцу, создал день и ночь, зной и прохладу, твою прекрасную подругу и тебя. Мне ты обязан благодарностью за все. С изумлением сказал человек:
- Благодарностью? За то, что ты создал все? Какое же мне дело до этого? И за что я должен благодарить тебя? Я вижу, что все существующее прекрасно. С меня довольно. Отойди и не мешай мне наслаждаться тем, что существует.
И изумление отразилось на лице Магадэвы. - Как? В глубине твоего сердца не шевелится желанья пасть ниц передо мной, твоим творцом, молиться мне и благодарить меня за все, что я дал тебе?
- Молиться? - воскликнул человек. - Тратить время на какие-то молитвы, когда жизнь так прекрасна? Когда так лазурно небо, блещет море и прекрасна подруга? И ты хочешь, чтобы я, видя все это, думал о тебе? Ты хочешь, чтоб я отнимал у нее часы восторгов и любви и отдавал их каким-то молитвам? Нет. Жизнь прекрасна, и некогда молиться. Надо пользоваться тем, что есть, и не тратить время на благодарность.
Так родился на свет страшнейший из грехов - неблагодарность.

Тогда великий Магадэва, в порыве праведного гнева, поднял руку, чтоб предать проклятию презренный род людской, забывший его. И от движения руки его ураган пронесся над землею, поднял и закрутил в воздухе знойные пески пустыни. Тучами полетели мириады раскаленных песчинок, сжигая, погребая все на пути своем. Нахмурил чело Магадэва, - и тучи поползли по лазурному небу, заслоняя свет солнца. Слезы ярости сверкнули на очах Магадэвы, - и из туч полилась холодная вода. Под струями ее дрожали своими окоченевшими членами люди, и тщетно старались они укрыться от ледяных потоков под сенью пальм. Слово сказал Магадэва, - и громы загремели в небесах, и молнии посыпались, прорезывая тьму, от разъяренных взоров его.
- Вспомнят теперь они обо мне! - сказал Магадэва. Но люди не вспомнили о Магадэве. В девственных лесах застучал топор, со стоном падали стройные пальмы, пораженные насмерть, - и люди строили себе жилища. И с тех пор им было все равно. Неслись ли в воздухе раскаленные пески, или лились потоки холодной, ледяной влаги, - они ото всего укрывались в своих жилищах, отдавая часы непогоды восторгам любви. И страшный раскат грома заставлял лишь крепче прижиматься в испуге прекрасную подругу.

Тогда великий Магадэва всю свою ярость и злобу обрушил на мир. И среди травы и цветов поползли огромные, шипящие змеи. Из лесов вышли страшные полосатые тигры, с горящими злобой глазами. Они подкарауливали людей в засаде, одним прыжком кидались на них и острыми, огромными когтями без жалости разрывали на части самые прекрасные тела. А змеи бесшумно подкрадывались к людям, обвивали их своими холодными кольцами и душили их. Или жалили их, одной каплей яда отравляя весь организм и превращая прекрасное, белое, трепещущее, теплое тело в холодную, распухшую, почерневшую мертвую массу. -- Теперь они вспомнят обо мне! - сказал Магадэва. Но человек тяжелым камнем убил ядовитую змею, вырвал ее ядовитые зубы, наделал из них отравленных стрел и, меткой рукою пуская их, убивал полосатых тигров, притаившихся в чаще лиан. Ему не были страшны ни змеи, ни тигры. Он не только не бежал от тигров, - он сам, нарочно, ходил в леса, отыскивал их, убивал и из их полосатых шкур делал ложе для своей прекрасной подруги, убирая стены ее жилища разноцветною кожею змей. И жарче был поцелуй в награду храбрецу.

- Вас не страшат ни сила, ни ярость! - воскликнул Магадэва. – Так я же мерзостью наполню этот прекрасный мир и отравлю ваше существование. И он создал мерзких насекомых. Москита, который питался человеческой кровью и своими укусами красными пятнами и отвратительными буграми обезображивал лица, руки и плечи прекрасных женщин. Осу, мерзкое и отвратительное насекомое, которое жалит только из удовольствия причинять неприятность и боль.
Муравьев, которые заползали даже в ложе и не давали покоя ни днем, ни ночью.
Но люди прозрачными сетками заставили окна от москитов, нашли
самое простое средство от укуса осы - слюну, а днем, намазанные благовонными мастями, ходили безопасные от укушений москитов. И только больше благоухали прекрасные женщины.
Тогда из глубины океана, в мглистом, черном тумане, смерчем, как змея, извиваясь спиралью по небесным кругам, поднялся на девятое небо к престолу Магадэвы отец зла - Сатана. И сказал:
- Всесильный! Я враг твой. Но я помню, что создан тобой же. Лишь люди могут забывать все. Но Сатана помнит, кому он обязан своим существованием. Неблагодарности нет в числе тех пороков, которыми с ног до головы покрыт Сатана. Этот порок принадлежит только людям. Позволь же мне отблагодарить тебя за то, что ты меня создал. Позволь мне прийти на помощь к тебе в твоей непосильной борьбе. Позволь мне наказать людей моим наказанием, какое мне придет в голову. И Магадэва, с отвращением отвернувшись, дал рукой знак согласия.

Сатана спустился на землю среди болота и грязи. Случилось так, что в эту минуту прибежал туда спрятаться, укрыться в камышах изменник. Низкий трус, бежавший с поля сражения в самую решительную минуту, предавший отечество в опасности. Он был мерзок самому себе. Но когда Сатана предстал пред ним в настоящем виде, даже он плюнул в грязь и с отвращением бежал прочь от мерзкого зрелища, презирая опасность попасться в руки врагов.
После изменника туда же пришел парий, чтобы умыться в болотной воде.
Презренный, прокаженный, от которого сторонились люди, он не пугался своего отражения, когда нагибался пить из болота грязную воду. Но, увидав Сатану, и он плюнул в грязь и бежал прочь. Затем сюда же пришел раб. Презренный, наказанный за свои пороки раб, - он пришел сюда, чтоб бросить в болото драгоценный убор, украденный у господина. Эта вещь была дорога его господину как память. В бессильной злобе он украл ее, пришел сюда, чтоб в виде мести сделать своему господину хоть какую-нибудь гадость. Он был мерзок. Но и он, увидав Сатану, от омерзения плюнул в ту же грязь, в которую плюнули изменник и парий. Тогда из грязи, смешанной с тремя плевками, вырос Клеветник.
Трусливый и низкий, как изменник, презренный и прокаженный, как парий, подлый, как раб, обокравший своего господина. Грязный - как сама грязь.
Из болотных камышей на его рождение глядел бегемот. И оттого кожа Клеветника так толста, что ее ничем не прошибешь. Увидев его, сам Сатана, с любовью глядевший на свой мерзкий облик в волнах океана, - и тот не выдержал и плюнул на него. После плевка Сатаны Клеветнику не страшны уже стали плевки людские.
Самый воздух священной Калькутты был отравлен клеветой. Как тысячи гадин, она расползалась от Клеветника по всему городу, заползала во все дома, всюду сеяла злобу, ненависть, вражду, подозрения. Священные брамины, почтенные старцы подозревались в кражах; невинных девушек, чистых, как лилия, подозревали в гнусных грехах; мужья без отвращения не могли смотреть на своих жен, женам мерзко было смотреть на мужей; отцы враждовали с детьми.
Никого не щадил Клеветник, и всюду заползала его клевета, отравляя жизнь людям. Его били, но, благодаря коже бегемота, он не чувствовал ничего. Ему плевали в лицо, но что значили людские плевки ему, на которого плюнул сам Сатана?!
И когда ему доказывали, что он лжет, он нагло смеялся и говорил:
- Так что же? Лгу - так лгу. Доказано - так доказано. А клевета все-таки пущена. Я свое дело сделал, я - сила.
И только тогда, когда Клеветник начал плодиться и множиться, люди вспомнили о Магадэве. Они пали ниц и воскликнули: - Великий Магадэва! Зачем ты создал такую мерзость?!


http://magic-india.blogspot.com

Возврат к списку