Каталог

Храм Мануха

Храм Мануха

Храм Мануха датируют 1059 г. – временами правления основателя королевства Баган Анораты.

Alan Ingran

Он расположен в деревне Мьинкаба, к югу Старого Багана (Мьинкаба упоминается в Хрониках, а значит ей как минимум около тысячи лет).

Храм имеет довольно необычную для Багана, но не уникальную компоновку: массивная конструкция из трех кубов (больший посередине, два меньших по краям) и длинный низкий параллелепипед, примыкающий сзади к сооружению по всей длине.

Вся конструкция действительно выглядит очень «прямоугольно» и практически не имеет никакого наружного декора.

На крыше храма находится небольшая терраса с венчающей ступой и множество маленьких шпилеобразных «ступок», расположенных равномерно над всеми углами. Здание они особо не украшают, а скорее вносят какую-то непонятную дисгармонию.

На момент нашего посещения качество наружного ремонта (да и внутреннего, кстати) у меня почему-то вызывало стойкие ассоциации со словом «мазанка» – все грубое, неровное, местами облупленное (конечно это только личные ощущения).

Во дворе храма Манухи расположен довольно симпатичный алтарь натов, увенчанный высоким столбом с небольшим святилищем наверху.

Manuha-plan-262x400.jpgС.С. Ожегов

Внутри храма находятся четыре гигантских статуи Будды: три сидящие в каждом из кубов центрального здания (большая в центре – высотой 14.5 м и две меньшие – по краям) и лежащая (длинна – 22 м) – в задней пристройке. Образы сделаны из кирпича, оштукатурены, расписаны и позолочены.

Внутренний стиль всего сооружения довольно своеобразный: огромные, массивные, нарочито грубо сработанные статуи практически заполняют весь объем храма (проход между статуей и стеной настолько узок, что разойтись со встречными можно только в некоторых местах). Заметно, что у статуй необычно короткие шеи и выпуклая грудь. Видимо, это сделано специально для придания величественности с учетом нижней точки обзора.

Лица сидящих Будд освещаются через небольшие окна в верхней части здания.

Есть лестница, ведущая из задней пристройки на крышу храма, где можно через окна посмотреть на лица скульптур (мы наверх не поднимались, но пишут, что с этого место видна традиционная мягкая улыбка на лицах Будд, в то время, как при взгляде снизу вверх внутри храма, они кажутся строгими и надменными).

Но все-таки главная необычность храма Мануха не в архитектуре (для неспециалистов он не более чем занимателен), а в его истории.

Храм назван именем построившего его пленного монского короля Манухи, захваченного Аноратой во время его знаменитого похода в государство Татон (Thaton)  за буддистскими священными текстами Трипитака.

История захвата Татона и всей цепи последующих событий  - это наверное один их самых популярных и цитируемых сюжетов из исторических и легендарных преданий раннего Багана.

Самым же драматическим событием, описанным в этих преданиях, является трагическая судьба самого короля Манухи – уважаемого монарха, праведного и образованного буддиста, ставшего «принцем храмовых рабов» Багана.

Manuha-Buddha-300x400.jpgСогласно Хроникам, приняв решение о введении тхеравадинского буддизма в качестве государственной религии, вопрос обеспечения новой религии культовыми атрибутами и учеными монахами Анората решил радикально.

Он захватил и разрушил столицу монского королевство Татон, конфисковал 30 экземпляров буддистского канона (а это были не просто манускрипты, а сакральные объекты, обладание которыми освящало королевскую власть ) и священные реликвии (некоторые были извлечены из ступ), а так же пленил и увел в Баган все население столицы Татона, в том числе короля с семейством и придворными, а так же буддистских монахов и всех, кто-то представлял хоть какую-нибудь ценность как специалист своего дела (в длинном перечне наряду с кузнецами, оружейниками, артистами и прочими фигурируют также дрессировщики и лекари слонов).

Через некоторое время, видя ум и величие Манухи (согласно Хроникам, когда Мануха начинал говорить, из его рта появлялось «сияющее колесо»), Анората стал опасаться, что Мануха со временем затмит его собой.

Проникнувшись завистью и злобой к славе Манухи, Анората задумал и совершил неблаговидный (мягко сказано) поступок: он пригласил Мануху на трапезу и преподнес ничего не подозревающему королю на украшенном драгоценностями подносе «храмовую пищу» (т.е. пищу, пожертвованную верующими храму).

Мануха вкусил угощение и «сиящее колесо», исходящее из его рта пропало – король Татона превратился в «храмового раба», «неприкасаемого», и все его потомки также навечно стали «храмовыми рабами».

После этого Мануха со своими близкими и челядью в качестве «храмовых рабов» был подарен («посвящен») ступе Швезигон.

«Посвящен» – потому, что оказывается, такое деяние увеличивает заслугу дарителя и улучшает его карму (я очень заинтересовался этим вопросом: «буддизм и храмовое рабство», и первые результаты меня неприятно поразили).

В связи со своим высоким происхождением Мануха получил титул «принца храмовых рабов» (перевод с англоязычного источника, здесь по-нашему будет верным скорее не «принц», а «князь») со всеми вытекающими отсюда полномочиями по управлению этой общиной.

В период расцвета Багана количество «храмовых рабов» было огромно, многие из существующих сейчас деревень были поселениями «храмовых рабов».

И всем этим сообществом до отмены храмового рабства в середине двадцатого века управляли прямые потомки первого «принца храмовых рабов» – Манухи.

ManuhaPrince-of-slaves-300x400.jpgV. C. SCOTT O'CONNOR

Изображение Манухи не сохранилось, но на этой фотографии, сделанной в начале  20-го века, его прямой потомок «принц храмовых рабов» того времени Минта (Mintha по-бирмански означает «принц») – человек, являвшийся правительственным чиновником и собственником земель и домов, признанный потомок короля с подтвержденной родословной с 11 века и, тем не менее, – «неприкасаемый», с которым ни один бирманец никогда не стал бы пить воду из одной чашки и даже не присел бы в тени рядом с его  домом.

Здесь следует сказать, что все четыре сословия в бирманском средневековом обществе (в том числе и разнообразные категории лично несвободных: рабы, крепостные, дворцовая челядь и пр.) были более или менее аналогичны подобным сословиям в средневековых обществах того времени. Назвать их кастами (попадаются такие определения) пожалуй нельзя по разным причинам.

«Храмовые рабы»«пэйя чуан» (Phaya Kyuan) - представляли собой совершенно обособленную категорию общества – почти полная аналогия с теми, кого в Индии называют кастой «неприкасаемых».

Человек попадал в категорию «храмовых рабов» навечно – все его потомки могли быть только «храмовыми рабами».

Эти люди даже не могли сбежать – всех держала абсолютная вера в то, что, если «храмовый раб» хотя бы раз в год не поест «храмовой пищи», то заболеет проказой.

В одной книге английский писатель начала двадцатого века описывает случай, как он познакомился с человеком – потомком «храмового раба», который умудрился как-то скрыть это и занять высокое положение в обществе, но раз год в тайне от всех он проникал в храм, чтобы съесть немного «храмовой пищи».

Еще одной особенностью храмового рабства было то, что в своей массе «храмовые рабы» были небирманцами, т.к. их ряды чаще всего пополнялись пленниками из соседних государств: тайцами, шанами, араканцами, монами, манипурцами и пр.

Общее количество храмовых рабов мне неизвестно даже приблизительно. Достоверно только то, что к моменту отмены храмового  рабства 90% храмовых рабов Бирмы находились в Багане.

Официально храмовое рабство было отменено в 1956 году при правительстве У Ну.

Министр по делам религий У Ба Со (U Ba Saw) – араканец по происхождению и очень мужественный человек – провел в Багане церемонию по отмене рабства, на которой во время праздничного обеда он в традиционном бирманском стиле – руками – ел рис с одного блюда с бывшими храмовыми рабами.


http://webshus.ru

Возврат к списку